понедельник, 2 сентября 2019 г.

Седьмой диалоговый марафон “Роль гражданского общества в преодолении последствий вооруженного конфликта в Украине”

Отчёт

30 апреля – 5 мая 2019 г.


Информация о проекте
«Донбасский Диалог» (ДД) - это инновационная платформа виртуального диалога, созданная в апреле 2015 года тремя перемещенными лицами из города Донецка, которые переехали в Святогорск на востоке Украины. Платформа стремится воссоединить членов разделенных сообществ (семей, общин, населенных пунктов и государств) в условиях продолжающегося конфликта, используя сложную методологию краудсорсинга, которая выявляет вопросы, представляющие взаимный интерес. Затем основные вопросы рассматриваются более подробно в ходе недельного «диалогового марафона», который проводится два раза в год.

Онлайн диалоги во время марафона осуществляются с использованием службы DD Talk нового поколения, основанной на одноранговой технологии (WebRTC), не предусматривающая предварительной авторизации. Таким образом создается «безопасное пространство» для всех участников диалога, где бы они ни находились. В число участников ДД входят представители общественности и гражданского общества с обеих сторон линии разделения, ВПЛ, волонтеры, эксперты и другие лица, которые считают, что диалог с «другой стороной» - даже во время активного вооруженного конфликта - является предпосылкой для установления прочного мира.

С апреля 2015 года состоялось семь таких диалогов, и в настоящее время ДД включает в себя более 400 участников в своем виртуальном сообществе. Более подробную информацию о платформе можно найти по ссылкам:
https://online-dialogue.org;
https://www.donbassdialog.org.ua;
https://www.facebook.com/groups/DonbassDialog.

Департамент Организации Объединенных Наций по политическим и миростроительным вопросам и Центр гуманитарного диалога (ИБС) о платформе ДД: https://peacemaker.un.org/digitaltoolkit
(презентация ДД открывается на указанном сайте, если кликнуть по Украине на карте, расположенной в конце страницы).

Донбасский Диалог работает в режиме особой конфиденциальности, чтобы не подвергать риску участников проекта. Именно поэтому команда ДД стремится сохранять нейтральную и независимую позицию и не может участвовать ни в каких общественных и государственных институтах ни в какой роли, кроме роли советников и консультантов в рамках своих компетенций, а платформа ДД является частью общемировой миростроительной сети.

Введение


Когда экспертная группа шестого марафона, посвященного проблеме “Будущее после войны”, искала формулировку темы для седьмого марафона, то мы исходили из необходимости помнить об альтернативах, о том, что для поиска путей разрешения конфликта нужны “иные” взгляды, “інші” люди со своей субъективностью, потому что они создают альтернативное “настоящее будущее”. Возникает вопрос, о каких альтернативах идет речь? Ответ состоит в том, что будущее всегда содержит множественные альтернативы, оно всегда модально, оно является дополненной реальностью, поскольку оно формируется из вариативного будущего большого количества людей. Эта сложная формула позволяет иначе взглянуть на сложившуюся в гражданском обществе ситуацию на пятый год военного конфликта на Донбассе.

Непрерывный мониторинг, который ведут украинские и международные исследовательские группы, указывает на сложный, а иногда и парадоксальный характер отношений в украинском обществе.

Уровень доверия к центральным органам власти, СМИ и военным находится на низком уровне. Больше всего люди доверяют своему ближайшему окружению и своей громаде (https://use.scoreforpeace.org/uk/ukraine/2018-General%20population%20Government%20Controlled%20Areas-100)

Понимание того, что отсутствие альтернатив сильным связям в локальном сообществе может привести к эскалации конфликта в будущем, помогло экспертной группе сформулировать задачу тестирования социальной ситуации в стране в целом, в которой развивается конфликт на Донбассе. Наиболее полно она, как считает экспертная группа, может быть представлена гражданским обществом Украины. Поэтому анализ ответов гражданского общества на конфликт, его роль в преодолении его последствий, если таковая прослеживается, может помочь увидеть где и в какой момент скрадываются, теряются альтернативы. И понять, как носители альтернативных позиций стремятся их продвигать в реальном настоящем, если это происходит.


Таким образом, на седьмом марафоне мы пытались разобраться где теряется настоящее в конфликте? Почему украинское гражданское общество не может снизить уровень токсичности конфликтного взаимодействия на Донбассе? Почему прошлое так легко прорывается в будущее?



Предварительная проработка тематики седьмого марафона


Чтобы разобраться, как гражданское общество (ГО) трансформирует конфликт, за четыре месяца до марафона мы начали дискуссию на платформе ДД с целью анализа и оценки опыта участия украинского ГО в конфликте на Донбассе.

Дискуссия шла по четырем направлениям:

  • Что смогло гражданское общество сделать для достижения мира?
  • Какая активность ГО наиболее точно соответствует понятию "миростроительство"?
  • Какие изменения необходимы (и возможны?) в самом ГО, чтобы преодолеть социальную дезинтеграцию, порожденную конфликтом?
  • И, наконец, какова роль местных и центральных органов власти в реализации мирной миссии гражданского общества?


Анализ разворачивался в несколько этапов.
Сначала мы нарабатывали контент в широкой дискуссии.
На следующем этапе были подвергнуты предварительному ранжированию цитаты из высказываний (в хронологическом порядке), которые так или иначе касались проблем гражданского общества.
Ранжирование этих высказываний позволило определить основные темы марафона.

Таких тем было выявлено четыре:

  • “Границы ответственности гражданского общества”
  • “Влияние гражданского общества на разрешение конфликта”
  • “Баланс между гражданским обществом и государством”
  • “Гражданское общество и диалог”


На следующем шаге были выбраны из контента вопросы, которые формулировали участники краудсорсинга в процессе дискуссии (язык и стилистика сохранены).

Вопросы


  1. Які інструменти чи дії варто застосовувати громадським інституціям задля включеності влади та бізнесу в миротворчі процеси?
  2. В классическом понимании ГО в Украине присутствует?
  3. О чем хотелось бы поговорить, для чего и с кем?
  4. Чего люди ждут от ГО сейчас?
  5. Где та тонкая грань, где заканчивается дискуссия и начинаются манипуляции?
  6. Эффективное построение гражданского общества возможно?
  7. Если гражданское население не может противостоять вооруженному насилию, то мнение свое у него должно быть?
  8. Почему одна не самая большая часть гражданского общества претендует и получает право говорить от имени всего этого общества, а другую, не согласную с таким положением, государство пытается игнорировать?
  9. Общество порождает государство или наоборот?
  10. Что такое “общественная инициатива” в условиях военного конфликта?
  11. А “взять часть ответственности”" в дезориентированном обществе не звучит как “подставиться”?
  12. Как могут социальные протесты обозначать государственную политику?
  13. На что реально можно влиять и получать требуемый результат?
  14. Когда необходимо начинать работать с социальным конфликтом на Донбассе?
  15. Известны ли нам успешные практики влияния гражданского сектора на разрешение конфликта на Донбассе?
  16. В какой степени гражданские протесты сокращают дистанцию власти и сокращают ли?
  17. А как же человеческое измерение?
  18. С какой целью и с какими последствиями вовлекается гражданское общество в мирный процесс?
  19. Есть ли у нас электорат мира?
  20. А с чего вы взяли, что гражданское общество должно быть пацифистом?
  21. Что для людей значит мир, и что они могут сделать для создания мира?
  22. Движение к миру - это куда?
  23. Что может гражданский сектор для установления мира?
  24. Что мы понимаем под словом “мир”?
  25. Кто же может быть миротворцем?
  26. Что сделало, не сделало, могло сделать, ещё должно сделать ГО в этой войне?
  27. Как из этого множества “своих миров” построить общий наш мир, в котором мы все сможем жить и не воевать?
  28. Это с каких пор гуманизм и миростроительство вдруг стали чем-то похожим?
  29. Каковы универсальные ценности, на которые опирается гражданское общество, устраивая мир для граждан?
  30. Что может объединить гражданское общество Украины в вопросах миростроительства?
  31. Что является источником для формирования инфраструктуры мира и какая в этом роль гражданского общества?
  32. Взаимодействие ГО с органами власти это политическая деятельность или одна из форм проявления гражданственности?
  33. Откуда берется электорат мира?
  34. Что разделяет людей и может ли ГО помогать восстановлению связей и отношений?
  35. Кто и как создает (может создавать) диалоговое пространство для гражданского сектора?


Эти вопросы с помощью специально составленной анкеты в виде гугл-формы, которую заполняли активные участники платформы ДД, были проранжированы на соответствие основным темам по двум параметрам - соответствия каждой теме и степени этого соответствия по пятибальной шкале.

Агрегирование


Пятьдесят семь участников, членов сообщества Донбасский Диалог, заполнили анкету, в которой каждый из тридцати пяти предложенных на агрегирование вопросов надо было оценить на соответствие одной из четырех тем марафона по параметру степени соответствия. В результате агрегирования выявилось два вопроса - абсолютных победителя, т.е. набравших максимальное количество точных выборов по соответствующим шкалам. Наиболее значимым оказался вопрос о влиянии гражданского общества на конфликт, и этот результат подтвердил точность выбора общей темы марафона. Вторым по значимости оказался вопрос о диалоге внутри самого гражданского общества: “Кто и как создает (может создавать) диалоговое пространство для гражданского сектора?”
Таким образом еще до  начала марафона краудсорсинг позволил определить важный критерий - возможность диалога внутри гражданского общества Украины как условия его влияния на ситуацию в стране в целом и на конфликт на Донбассе в частности. Так же, как и ответ на вопрос о дистанции между властью и гражданским обществом (вопрос о “курице и яйце”: “Общество порождает государство или наоборот?”) оказался в прямой зависимости от меры ответственности самого гражданского общества.

В результате агрегирования на марафон были вынесены следующие базовые темы и соответствующие им спикерские доклады и темы онлайн диалогов:


  • “Гражданское общество и диалог”
    Тема для спикера: “Диалог как ресурс для развития ГО”
    Вопрос на диалог: “Кто и как создает (может создавать) диалоговое пространство для гражданского сектора?”

  • “Влияние гражданского общества на разрешение конфликта”
    Тема спикера: “Гражданское общество как сторона в конфликте”
    Вопрос на диалог: “Известны ли нам успешные практики влияния гражданского сектора на разрешение конфликта на Донбассе?”

  • “Баланс между гражданским обществом и государством”
    Тема спикера: “Отношения гражданского общества и органов власти в процессе урегулирования конфликта”
    Вопрос на диалог: “Общество порождает государство или наоборот?”

  • “Границы ответственности гражданского общества”
    Тема спикера: “Развитие гражданского общества в процессе конфликта”
    Вопрос на диалог: “А “взять часть ответственности” в дезориентированном обществе не звучит как “подставиться”?


Программное обеспечение онлайн диалога. Сервис DD Talk


DD Talk — онлайн сервис защищенной видеовстречи между двумя или несколькими анонимными пользователями. Основная задача, которая решалась в процессе подготовки к 7-му марафону, заключалась в том, чтобы упростить сервис и вывести процесс технической поддержки за границы диалогового процесса. В результате, за полгода разработки, сервис существенно изменился. В новой версии пользователи сервиса могут самостоятельно организовать видео/аудио чаты без вмешательства команды технической поддержки.

Техническая поддержка онлайн диалогов



Онлайн диалоги 7-го марафона обеспечивала группа технической поддержки из 4-х волонтеров:

  • Ведущий инженер — управление группой поддержки, тестирование компьютерного оборудование диалогеров для включения в пиринговую сеть, организация рабочего пространства для группы технической поддержки и фасилитаторов онлайн диалога
  • Веб инженер — тестирование и устранение неполадок онлайн сервиса DD Talk, подбор оптимальных настроек для устойчивой связи участников онлайн диалога, администрирование онлайн сессии, контроль за безопасностью пиринговой сети и серверов.
  • Инженер аудио-видео проекционного оборудования физической площадки — микширование и подбор звуковых параметров для комфортного звуковоспроизведения.
  • Инженер интернет сетей — настройка интернет оборудования физической площадки, безопасность локальной сети, анализ трафика.


Марафон


Традиционно день заезда посвящен адаптации и погружению в открытое пространство марафона ДД, решению технических вопросов, обмену новостями и т.п. Однако в этот раз спикер четвертого по программе дня попросил команду дать ему возможность выступить раньше, поскольку его личные планы изменились и другого времени для выступление у него не было. В связи с этим тема ответственности ГО у нас зазвучала с самого начала и она же закрывала марафон в последний день - онлайн диалоги по этой теме состоялись 4 мая.

30 апреля/4 мая. Тема дня: “Границы ответственности гражданского общества”

Спикерское выступление: “Развитие гражданского общества в процессе конфликта”
Спикер Раффаэле Маркетти — Профессор международных отношений в Университете LUISS Guido Carli, Рим (https://en.wikipedia.org/wiki/Raffaele_Marchetti).



Рафаэль ввел некоторые дефиниции и дал ответы на вопросы, которые оказались полезны для погружения экспертной группы в основную тему марафона.


  • “Как можно описать место гражданского общества в системе отношений между людьми и в государстве?”

    “ГО это та часть общественных отношений, которые находятся вне государства, семьи и рынка. В общественной иерархии ГО находится ниже уровня правительства, но выше уровня отдельного индивида. ГО может выступать и конкурентом государственным структурам, и сотрудничать с ними”.
  • “Что происходит с ГО когда в государстве разгорается конфликт?

    “Во-первых, может быть правильнее в таких случаях говорить не о гражданском обществе, а о конфликтном обществе. В этом случае мы можем рассматривать ГО как агента конфликта, раскачивающего и ухудшающего ситуацию. Инициативы ГО могут быть несвоевременными и контрпродуктивными”. Во-вторых, если ГО и власть сотрудничают для преодоления конфликта, то его роль может быть очень важна, но только если ГО не принимает участия в конфликте.Тогда оно может помогать разрешать возникающие угрозы. Работа ГО в конфликте важнее, чем работа ГО в мирное время. Общество разделяется. Люди, которые жили вместе, начинают думать, что это невозможно. Это серьезный вызов - присутствовать там, где что-то должно измениться при переходе от конфликта к мирной жизни.
  • “Как выстраиваются взаимоотношения ГО и государства и как они проявляются в конфликте?”

    “ГО находится вне государства и эта позиция в конфликте может реализоваться и как сотрудничество, и как конкуренция. ГО непосредственно влияет и даже формирует идентичность включенных в него людей через совместную деятельность и переживаемые эмоции. Однако вопрос о том, как эти формирующиеся идентичности будут проявлять себя после прекращения активного участия в акциях ГО, остается открытым. Люди могут уходить в политику, брать в руки оружие или заниматься восстановлением и строительством мира.

    Есть важные условия, которые влияют на то, как развивается ГО (гражданское общество) в конфликте:
    • существует ли государство, которое функционирует;
    • какой тип государства - демократический, авторитарный, националистический, - это будет влиять на процесс;
    • социально-экономические факторы;
    • присутствие международных акторов.

Поскольку главная ценность ГО это мир, то оно может выступать агентом преодоления экзистенциальных угроз в постконфликтных сообществах.  Если ГО не принимает участия  в войне, то у него появляется возможность помогать выстраивать нарратив, общее видение того, что происходило, чтобы понять, как жить дальше вместе”.

Онлайн диалоги по этой теме состоялись на пятый (последний) программный день. Два диалога, два взгляда на ответственность, две фасилитации. Общий вывод диалогеров: “подставляться” надо, ответственность брать надо. Большой разговор о деформациях общественного сознания, начатый днём раньше, закончился штурмом проблемы “слепого пятна” - где живет электорат мира и как он, этот желанный мир выглядит.

Онлайн диалог № 1: “А “взять часть ответственности” в дезориентированном обществе не звучит как “подставиться”?



В диалоге участвовало три человека - один из них проживает на неподконтрольной территории. Также один из участников был намного моложе двух своих визави.
Участники активно и открыто делились своим личным опытом, приводили конкретные примеры из жизни. Все отметили, что да, “подстава” всегда есть, но ее можно минимизировать и заранее просчитать все возможные варианты. Но это не всегда это помогает. В таком случае “когда человек принимает решение действовать, он больше уже не думает что и как…, не сомневается”.
“Не смотря ни на что, если ты уже начал дело, то ты должен довести его до конца и нести ответственность за свои действия”.
После приведенных “горьких” жизненных ситуаций, участникам был задан вопрос: “А повторили бы Вы еще раз свой поступок, зная какие последствия это будет иметь?”. Все однозначно ответили, что да, повторили бы, ведь они помогают людям.

Диалогер С: “Седьмой диалоговый марафон для меня оказался с сюрпризами - во-первых я стал участником двух диалоговых тем: «Кто и как создаёт (может создавать) диалоговое пространство для гражданского сектора?» и «А взять часть ответственности» в дезориентированном обществе не звучит как «подставится»?».И во-вторых, второй сюрприз, который возник в моём сознании, - эти два диалога слились в один цельный диалог.В результате подтвердился мой личный опыт – берёшь на себя ответственность или нет, в любом случае «подставляешься». Разница, только в личном осознании меры своей ответственности и понимания того, перед кем будешь держать ответ”.

Диалогер В:  “В процессе диалога получил инсайт, когда слушал другого участника диалога и он говорил о своём опыте, а во мне откликались переживания из  личного опыта. Возникло желание поддержать собеседника, поделиться своим опытом разрешения аналогичной ситуации. Я бы назвал это чувство резонансом пережитых эмоций.
Что понравилось?Понравилась работа фасилитатора. Очень помогали её “возвраты” смыслов. После таких возвращений появлялось желание расширить своё повествование, понять, что мной не досказано из того, что для меня важно в ситуации, которую обсуждали.
Исходя из темы диалога, как мне показалось, у нас (среди участников) не было разногласий по теме и диалог состоял из обмена личным опытом, обмена пережитых эмоций и поиска решений . И это помогало мне справиться с внутренним волнением публичного выступления.
Понравилось быть участником диалога, есть желание продолжить нарабатывать опыт в этой роли”.

Онлайн диалог № 2: “А “взять часть ответственности” в дезориентированном обществе не звучит как “подставиться”?

В диалоге принимали участие диалогер из Западной Украины и дончанин, в прошлом году выехавший из Донецка. Они оба - гражданские активисты, имеющие большой опыт общественной работы. На предварительной встрече договорились, что диалог будет на украинском языке.
На вопрос фасилитатора - “В каком бы месте формулировки нашей темы вы поставили логическое ударение?”- первый диалогер выделил “ответственность”, а второй диалогер “безопасность”, т.е. “подставиться” для него было более значимым.

Основные тезисы, которые прозвучали в диалоге:
“Потрібна ідентичність”; “Влада ризикує розвитком”; “Треба брати відповідальність не тільки за себе, а і за дітей”; “Українці в Америці мають заробляти, а жити в Україні”; “Відповідальність - це не підставитися”; “Треба карати за вихід за “червоні прапорці” (зона відповідальності); “Україна, яка зараз існує, населена людьми, які не люди (за правами)”; “Містецтво має бути правдивим”; “Ми повинні підставлятися, люди не можуть без мистецтва”; “В суспільстві повинно щось відбуватись, щоб люди почали розмишляти”; “Людям потрібна екологія, добрі дороги, добрі продукти, щоб не витрачати час на боротьбу”; “Підставитися - робити щось заборонене законом”; “Суспільство дезорієнтоване економікою”; “Обесцінені гроші дезорієнтують суспільство”;  “Завжди є і будуть пасіонарні особистості”.



Диалогеры сошлись во мнении, что главная проблема - коррупция, и вокруг борьбы с ней можно было бы объединиться. Также оба согласны, что в “подставиться” много ответственности и риска, и “подставляться” стоит.

Диалогер А: “Личные впечатления от участия в седьмом марафоне. Положительные стороны - появилась большая открытость во фразах, исчез страх говорить о политике . Говорили вещи, за которые 5 лет назад  можно было попасть  под какую-то статью за “разжигание” или “отделение”, или ещё под какую-то другую несусветную глупость. Активность в диалоге выросла, это радует. Темы затрагивались острые. Варианты решения тех или иных проблем мы обсуждали энергично. Минусы - в этот раз не было диалогера с той стороны.Хотелось бы продолжения диалогов с той стороной. Участвовать желание в других диалогах есть”.

Обсуждение темы “Границы ответственности гражданского общества” и в дискуссии экспертной группы со спикером, и в онлайн диалогах касалось проблемы нарративов. Так, в рамках дискуссии со спикером, марафон вернулся к обсуждению возможной конкуренции двух меганарративов, претендующих на обоснование реальности конфликта - внешняя агрессия и/или внутренний конфликт. В онлайн диалогах диалогеры обсуждали тему позиционного противостояния нарративов (проблема “подставиться”), возникающего в результате проявления гражданской активности.

Проблема конкуренции украинских нарративов обсуждалась на четвертом марафоне ДД в ноябре 2017 года. Самодостаточность нарративных историй, не требующих ни доказательств, ни логических обоснований, в случае возникновения конкурирующих нарративов ставит общество перед выбором - либо создать единый нарратив совместной жизни, либо разделиться на гражданское и конфликтующее общество.

Незавершенность формирования украинского меганарратива, который непротиворечиво вместит конкурирующие нарративы, возможно, является одной из причин, блокирующих осознание и видение возможного будущего Донбасса.

1 мая. Тема дня: “Гражданское общество и диалог”

Спикерское выступление: “Диалог как ресурс для развития ГО”
Спикер Татьяна Киселева. Украинский Центр Медиации, Национальные университет «Киево-Могилянская академия» (https://ukrmediation.com.ua/ru/o-tsentre/nasha-komanda/1780-tatyana-kiseleva).

Второй день марафона.

Татьяна Киселева развила тезисы предыдущего спикера, основываясь на своих исследованиях практики диалога и медиации в Украине.

Для Украины характерен очень низкий уровень проникновения гражданского общества как в политические структуры и элиты, так и в народные массы, население. Гражданское и негражданское общество очень сложно разграничить, так как нет четких критериев. (Критерии есть, но вопрос в том, как их применять в конкретной ситуации в Украине). Для мира нужна общественная мобилизация “за мир”, а в Украине, пока, наблюдается общественная мобилизация “за войну”. (Прошедшие уже после марафона выборы Президента Украины показали, что спикер не совсем права. Электорат мира в Украине есть и способен мобилизоваться. Однако, действительно, ГО в существенной степени мобилизовано на войну).



Проблемы, с которыми сталкивается ГО Украины в условиях гибридной войны:

  • отсутствие общественной мобилизации за мир;
  • разные (конкурирующие) идеологии в подходах к решению конфликта;
  • достижение мира путем войны как государственная идеология (ситуация меняется после президентских выборов 2019 года);
  • небольшое сообщество (около 200 организаций гражданского сектора);
  • проблемная координация для международников (несогласованность стратегий).

Семь функций ГО в миростроительстве:

  1. Защита гражданского населения.
  2. Мониторинг нарушений прав человека и правил войны.
  3. Адвокация мира.
  4. Развитие внутригрупповой (социальной) сплоченности, структурирования и специализации гражданского сектора, социализация.
  5. Создание культуры мира.
  6. Поддержка диалога и посредничества в любых вопросах.
  7. Оказание гуманитарной и психологической поддержки пострадавшим в конфликте.

Спикер подробно изложила вопрос миростроительства в Украине. Рассказала о двух подходах: секторальном (по сфере деятельности) и функциональном. Рассматривая структуру гражданского сектора спикер выделила два больших пула - правозащитные  и диалоговые организации, практически  не сотрудничающие между собой, а также три группы поменьше - женские, религиозные и гуманитарные организации.
Отзыв эксперта: “Очень много информации. Наконец у ДД появилась возможность соотнести свое место в системе миротворческих и миростроительных практик, применяемых для работы с конфликтом в Украине, с другими диалоговыми проектами. Вдохновит ли и поможет ли ДД эта рефлексия - это вопрос, но слушать Tatiana Kyselova было интересно и приятно. На уровне строгого анализа подтверждаются исходные тезисы ДД 2014 года: конфликт охватил всю страну, а на Донбассе лишь форма его проявления, конфликт гибридный и многоуровневый, у конфликта есть особенности, которые надо учитывать, иначе “силы в пустую, а деньги на ветер”.

Онлайн диалог “Кто и как создает (может создавать) диалоговое пространство для гражданского сектора?”



В диалоге участвовали два активиста с неподконтрольных территорий и один - с территории, подконтрольной Украине. Все трое имеют богатый опыт работы в гражданском секторе в периоды наиболее острого противостояния на Донбассе. Фактически они занимались примерно одной той же деятельностью по разные стороны конфликта. Тем не менее, как заметил фасилитатор, “у всех участников есть похожий, объединяющий опыт”. Все три участника, обсуждая тему диалога, ссылались или соглашались с другими участниками и сами замечали, что у них есть общие ценности.
Полярности в диалоге не было, скорее все участники вместе дополняли, наполняли и расширяли все, что высказывали. Возможно, так работает забота о конкретном диалоговом пространстве площадки (ДД), возможно, время диалога небольшое и участникам, в первую очередь, было важно продекларировать свою лояльность, доверие и поддержку. Это было обогащающее общение и поддержка во встрече с общим видением ситуации.

Диалогер К: “Во-первых, хотелось бы отметить готовность диалогеров слушать и слышать друг друга. Сама возможность диалога дает чувство повышения собственного достоинства. Тема позволила услышать мнения о том, есть ли перспективы для деятельности ГО”.

Технические условия были непростыми. Во время онлайн диалога некоторые участники “выпадали”, перезагружались. Фасилитатор терпеливо и подробно включал в процесс каждого участника после каждого “выпадения” из диалога, как бы “обновляя данные”, которые в эти минуты обсуждались в диалоге.

Комментарии диалогеров по теме диалога:

  • “диалоговое пространство возникает везде, где есть обмен мнениями и позициями участников; где есть возможность быть услышанным, “открыть себя” и встретить доверие”;
  • “диалоговое пространство характеризует некая хрупкость из-за разнополярности мнений”;
  • “государство в создании диалогового пространства, несмотря на декларации, не участвует. Государство не готово, чиновники не понимают ценность диалога, склонны принимать социально значимые решения единолично, забывая, что субъектом власти является народ. Происходит узурпация власти конкретными людьми, народ, как заказчик и контроллёр исполнения собственной воли, уходит на задний план а вопрос ответственности размывается и обесценивается”.

Участники диалога проговорили, за счёт чего можно поднимать диалоговую культуру, практику и вовлекать диалогеров:

  • через расширение опыта;
  • за счёт построения общественной сети из разных участников;
  • через профилактику изолированности людей - давать доступ к информации;
  • через возможность участвовать, быть частью чего-то большего;
  • через поддержку доверия внутри ГО;
  • через самоуправление;
  • учитывать, что у людей разный опыт, образование, точки зрения;
  • через актуализацию диалоговой практики как главной для повестки дня для ГО;
  • через формирование общих ценностей;
  • через поддержку гражданских активистов;
  • через высвечивание СМИ и сетях историй успеха ГО;
  • через опору на закон;
  • через разумно применяемое давление ГО.

Также участники отмечали, что необходимо быть терпеливыми и привлекать международную поддержку, в т.ч. финансовую.
Более сложным является и остается открытым вопрос, о том кто именно должен создавать и поддерживать диалоговые площадки. Были высказаны комментарии о том, что диалоговое пространство создают, в первую очередь, такие проекты и организации, как ДД, ОБСЕ и пр.

Отзыв эксперта:“Участники диалога продемонстрировали единство во мнениях, независимо от того на какой территории они живут. Желание и потребности одни и те же. На мой взгляд, это очень хороший ресурс для построения мира. Люди, которые понимают, что они едины в своих потребностях, могут взаимодействовать и объединяться ради достижения главных целей. Все участники говорили о необходимости диалоговых площадок и приводили разные обоснования для их создания (например, для того чтобы взаимодействовать с властью и власть имела представление об обществе и жила с ним; для того чтобы можно было говорить о проблемах, находить единомышленников для решения проблем). Более сложным является и, как мне кажется, остается открытым вопрос о том, кто именно должен создавать и поддерживать диалоговые площадки. Участники не имели достаточно определённого мнения по этому вопросу, но отмечали, что обычные общественные активисты, люди не имеют таких ресурсов, тем не менее они готовы вносить свой вклад в их создание и развитие площадок в границах своих возможностей”.

2 мая. Тема дня: “Влияние гражданского общества на разрешение конфликта”

Спикерское выступление: “Гражданское общество как сторона в конфликте”
Спикер Таня Паффенхольц —  научный и политический советник. Директор Инициативы по обеспечению инклюзивного мира и переходного периода. Женева (https://www.inclusivepeace.org/content/dr-thania-paffenholz).

Третий день марафона.


Отзыв эксперта: “Спикеры ведут ДД от рефлексии к стратегии. Принцип “Ничего для нас без нас”. Разговор со спикером был настолько увлекательный, что чуть не пропустили онлайн диалог.
Диалог, в свою очередь, “выдохнул” социальный опыт “красной зоны”. Отцы-основатели интригуют, фасилитаторы продираются через процесс.
Туман вокруг темы следующего марафона начинает рассеиваться
”.

Спикерка осуществила резкий поворот от традиционного понимания ГО как агента мира и, на основании богатого личного опыта и исследований, расставила новые для экспертной группы акценты роли ГО в конфликте.



У конфликтов есть разные линии разлома, их может быть много. Важно признавать это и учитывать в процессе разрешения конфликтов: какая функция диалога (или какие действия) актуальна, уместна в данное время в каждой из стадий конфликта. Например, на стадии, когда убивают людей, уместны не тренинги, а “функция защиты”.
ГО может многое (соединить всех, сплотить, чтобы люди сотрудничали). Но при выборе стратегий, мероприятий всегда нужно учитывать:

  • тип конфликта;
  • какая фаза конфликта;
  • какое взаимодействие между ГО и властью;
  • какова ситуация, в которой работает ГО.


Спикер: "Это иллюзия и идеализм, что ГО это хорошие люди с одной идеей. Это важно понимать, чтобы знать взгляды всех сторон и особенности конфликта. Важно отслеживание функции ГО на каждом определенном этапе конфликта. Работая в конфликте надо иметь несколько сценариев реализации проектов и организации работы команд. Быть готовым менять подходы, перемещать пункты плана и финансы.
Важен мониторинг конфликта. Однако он имеет смысл, если проводится одновременно с адвокацией и есть план использования полученной информации.
Проблема состоит в том, как включать в диалог людей, имеющих другое (противоположное) мнение.
Важно готовить диалог:

  • кто с кем и о чем будет говорить;
  • с какими факторами разделения мы предполагаем работать;
  • не следует ожидать быстрых изменений;
  • хорошо, если установлена конкретная цель диалога.


Онлайн диалог: “Известны ли нам успешные практики влияния гражданского сектора на разрешение конфликта на Донбассе?”

В диалоге участвовали три диалогера, живущие по разные стороны линии разделения но достаточно близко к ней, чтобы ощущать непосредственное влияние боевых действий. Все трое общественные активисты с большим стажем и имеющие личные успехи в области гражданского строительства. Конфликт кардинально изменил их жизнь. У одного остановились крупные и перспективные проекты. Другой наоборот, втянулся в очень непростую работу в серой зоне. Третий оказался в ситуации, когда весь жизненный опыт потребовался для выживания в ситуации длящегося годами военного конфликта непосредственно над головой.
Периодически разговор отходил от темы и участники делились своими личными историями, связанными с военными временами. И уже через них говорили о том, что “я не знаю, как повлиять…”, “вообще не знаю как”.
Был поднят вопрос об отношениях с властью: Каковы механизмы? Как “купить пальто синее в белую полоску”, а не “бери, что дают”.
Звучали рассказы о том, как приходилось откапывать на своем участке снаряды, об некотором отношении к войне на пятый год ее продолжения ( “по барабану”, “как дети”). И пожелание “взросления” соотечественникам, когда внешние “гости”, а не непосредственные участники событий, воспринимаются наивными и далекими от реальности войны людьми.



Диалогер Т: “Добрый день, привет! Сейчас сброшу мои мысли по поводу участия в качестве диалогера в седьмом марафоне. Тема: “Известны ли нам успешные практики влияния гражданского сектора на разрешение конфликта на Донбассе?”
1. Технические моменты. Находясь внутри процесса, я совсем не помнила о том, что есть эксперты. Мне не мешало, если по техническим причинам кто-то из участников выпадал, это воспринималось нормально и была готовность и подождать подключения, и потом проинформировать о том, что пропущено. Периодически меня отвлекало то, что я видела себя в одном из окошек. 2. Ролевые моменты.  Я совершенно не понимала, какова роль фасилитатора. Мы ему делегируем какие-то полномочия в нашем общении, или он сам форматирует общение. Почему так получилось, я не понимаю, возможно, нам не были заданы рамки, возможно, это мое восприятие или сложность такого формата для меня. Но был момент, когда я была готова прервать фасилитатора и его вмешательство. 3. Психологические и содержательные моменты. Я брала эту тему, так как во мне есть много агрессии, связанной с активным участием гражданского сектора в поддержании войны в регионе (моё восприятие). При этом во время диалога я не чувствовала потребности в агрессивной подаче своих мыслей и своей позиции. Мне больше хотелось очертить общие круги, чтобы иметь возможность  продолжать диалог и, при необходимости, позже коснуться более болезненных моментов. То есть, это был как “медовый месяц”, когда “стараешься” или предпочитаешь, или выбираешь быть более удобной и приемлемой, и еще не готова идти в ключевые болезненные, но важные для тебя точки.
И общее состояние после диалога - хорошее настроение, нет усталости, нет ощущения, что что-то важное недосказала, или поучаствовала в споре. Хорошее такое ресурсное состояние
”.

Диалогер И: “Впервые принял участие в ДД в роли диалогера  на тему: “Известны ли нам успешные практики влияния гражданского сектора на разрешение конфликта на Донбассе?”. Тема для меня актуальная, так как я фасилитировал диалоговые процессы в населенных пунктах находящихся на линии соприкосновения. Вызвал интерес диалог с диалогерами, которые проживают в данный момент в г. Донецке. Мне кажется наш диалог перешел в беседу единомышленников, так как с одним из диалогеров 2014 году мы занимались одним и тем же делом; вывозили детей из населенных пунктов, где шли боевые действия. Также, участники диалога высказали свое мнение и примеры о том как гражданский сектор может повлиять на разрешение конфликта на Донбассе. Что касается процедуры самого диалога, то мне как фасилитатору диалогов было интересно находиться в роли участника диалога. Обратил внимание на такие моменты, когда мне не хватало равенства времени для высказываний.. Для меня, это очень хороший опыт. При фасилитации диалогов буду обращать внимание на соблюдение этого принципа -равенства участия в диалоге. Понравился формат, в начале немного волновался, а потом все пошло легко. После диалога еще тридцать минут общались с участниками диалога. Благодарю организаторов ДД за доверие и хороший для меня опыт, участия в таком мероприятии”.
Сложная и технически и эмоционально тема. Как определить степень влияния на разрешение конфликта возможных интервенций со стороны ГО? Ни диалогеры, ни спикер не предложили такого способа оценки. Вероятно следующий вопрос мог бы быть об оценке возможности ГО влиять на разрешение конфликта?

3 мая. Тема дня: “Баланс между гражданским обществом и государством”

Спикерское выступление : “Отношения гражданского общества и органов власти в процессе урегулирования конфликта”
Спикер Горан Лоянчич — независимый фасилитатор. Белград, Сербия (https://www.youtube.com/watch?v=ynr1fUCY_F4).

Чтобы лучше понимать ситуацию, нужно выйти из своей “коробки”.



Это было последнее спикерское выступление седьмого марафона и оно закрывало общую дискуссию о роли ГО в конфликте на Донбассе. Выступление Горана началось с  рассуждения о том, почему спустя 2000 лет общество возвращается к выборам методом лотереи (речь шла об избирательном эксперименте в Бельгии): “Прошло 30 лет после выхода книги-бестселлера Фукуямы “Конец истории и последний человек”, в которой провозглашалось, что лучшая система уже существует, ее надо распространять. И вот спустя 30 лет мы выбираем через лотерею. Впечатление, что происходит регресс. Мы заново узнаем, что такое демократия и лидерство”.

ГО было порождено демократической системой, чтобы заполнять пустоты между политикой и политиками. ГО выстраивается не на основе идеологии, а на принципах и ценностях демократического общества. ГО нужны не просто люди, которые работают для других людей, а те, кто представляет их интересы. Если в обществе есть конфликт и, соответственно, есть его стороны, то предполагается, что вы также занимаете чью-то сторону. Теоретически, если мы работаем с общими ценностями в обществе, мы можем стать в позицию “Что лучше для всех”. О том, как это выглядит в конкретных ситуациях говорили диалогеры.

Онлайн диалог “Общество порождает государство или наоборот?” (диалог №1)

В диалоге участвовали три гражданских активиста, имеющие опыт работы в разных областях общественной деятельности. Периодами этот диалог разворачивался в сторону от темы, отвечал на вопросы, которые звучали в других диалогах. Будто бы шел один большой диалог, разбитый на несколько включений.



Диалогер О: “В процессе диалога происходят важные вещи - совместное обсуждение ситуации (проблемы) это как вынесение ее на “свет”. Разные люди с разным мироощущением через публичную вербализацию структурируют смысл. Второй важный момент - это то, что множество и разнообразие мнений создают объемное видение темы. Что конечно же расширяет горизонты участников процесса и углубляет понимание темы. И тогда появляется возможность найти точки соприкосновения даже казалось бы при очень разном восприятии и взгляде на проблему”.

Диалогер С: “Мені сподобалося, хочеться продовження.
Перш за все, відчув, що ми з учасниками наче доповнювали один одного, а фасилітатор органічно помагав чути один одного та заповнювати павзи, якщо вони виникали.
На мій погляд, три учасники краще, ніж два - більше думок і як наслідок - краща "мультиперспективність".
По завершенні у нас навіть виникло бажання ще побути на лінії й врешті ми це зробили й обмінялися контактами.
Ще раз дякую вам!

Интересно, что в своих впечатлениях диалогеры не упоминают саму тему диалога, хотя диалог был содержательным и насыщенным. Возможно потому, что проблема “курицы и яйца” не имеет прямого отношения к ГО, хотя в самом диалоге участники обсуждали проблему “осознанного вектора внимания власти”.

Онлайн диалог №2: “Общество порождает государство или наоборот?”

В диалоге участвовали три диалогера, двое из которых были из неподконтрольных территорий и один из Киева. Вначале обсуждали, что каждый считает первичным, общество или государство. Участники из Донецка считали, что первично общество, и только оно порождает государство. Участница из Киева рассматривала этот вопрос, как вопрос первичности “курицы и яйца”. Эта дискуссия закончилась тем, что диалогеры прояснили, что они понимают под “гражданским обществом” после чего и начался диалог по основной теме.



Начало диалога было достаточно напряженным, чувствовалась взаимная настороженность, которая усугублялась техническими неполадками, однако, к середине диалога, участники стали задавать друг другу вопросы, им было интересно узнать, как создаётся ГО из личного опыта каждого. Выяснилось, что на неподконтрольных территориях ГО может открыто заниматься только гуманитарной деятельностью, зарегистрировать общественную неприбыльную организацию сложно. Диалогеры делились опытом гражданской активности, говорили о взаимодействии с государством.
Обсуждали возможность создания ГО на неподконтрольных территориях, невозможности этого, по мнению одной из участниц, отсутствию законодательной базы и решимостью действовать “несмотря на отсутствие” у другого участника.
Выяснилось, что участников диалога объединяет и недоверие, и неверие в государство: “они (государство) все только простое решают, а у меня все нестандартное..поэтому я на них (на государство) не рассчитываю”;  “чем государства меньше в моей жизни, тем лучше..не мешают.”
Как же изменить ситуацию? - “Менять ценности”, “главное не деньги, а забота о других”.
Несмотря на технические сложности, обрывы связи, связанные со слабой техникой, которая есть в распоряжении у диалогеров, диалог состоялся, участники благодарили друг друга, это также было важным итогом.
Диалогер И: “Тему диалога я выбрала для себя, как близкую мне и актуальную в перспективе. На сегодня об этой теме мало говориться и мало что знают в обществе. Но я считаю её перспективной в дальнейшем, для того, чтобы строить общественные связи в направлении мирного сосуществования и взаимодействия.
Диалогер Ю: “Розмова відбулася доволі відкрито та торкалася різних питань стосовно громадських організацій та дій сторін з їхнього розвитку. Учасники з ОРДЛО доволі відверто описували поточну ситуацію та проблеми розповідаючи про питання законодавства, наявні проблеми”.

4 мая.  Тема дня: “Границы ответственности гражданского общества”

Поскольку спикер этой темы выступал в начале марафона 30-го апреля (диалоги по этой теме состоялись 4 мая, как и заявлялось в программе), то полное описание дня приведено выше, сразу после изложения доклада спикера.

5 мая. Итоги. Тема восьмого марафона

Какие ответы на заявленные на ДД вопросы дал седьмой марафон? Где находится будущее Донбасса да и всей Украины и не теряется ли оно в этом конфликте? Какие решения предлагает марафон для текущих вызовов?

Эксперты говорили о том, что Донбасс “болеет” и что нам нужен “протокол лечения” Украины, где Донбасс - только один из органов, затронутых болезнью.



Что можно и нужно делать ГО уже сегодня:

  • “будить” население на оккупированных территориях (и в других регионах Украины тоже);
  • брать на себя ответственность. “Подставиться” для активистов ГО не проблема. ГО надо выработать механизмы поддержки активистов;
  • разобраться где и что “болит” в ГО;
  • разрабатывать “протокол лечения” ГО;
  • инициировать и создавать площадки для диалога внутри ГО, опираясь на рекомендации марафонов;
  • создавать на диалоговых площадках общую для всей страны историю, меганарратив, который сможет вместить истории людей и сообществ всей Украины.


Темы, которые предлагались для восьмого марафона:

  • Мир - это что?
  • Электорат мира - это кто?
  • Формирование образа будущего мира на Донбассе. Каким видят будущее Донбасса участники конфликта?
  • Сохранилась ли линия разграничения в сознании, в мнениях людей или это линия на карте?
  • Какие конкретные действия видят  люди по достижению мира и разрешению конфликта? Кто должен их совершать? Кто инициировать? Что именно каждый готов делать для решения ситуации?

В результате дискуссии экспертная группа определила следующую тему восьмого марафона: “Формирование образа будущего мира на Донбассе”.

Фасилитация онлайн диалогов


На седьмом марафоне впервые фасилитаторами онлайн диалогов были участники образовательной программы ДД. Фасилитаторы предварительно знакомились с интерфейсом, тестировали сервис видеовстреч с диалогерами, выстраивали взаимодействие с технической командой.
Периодами наши онлайн диалоги уходили от основной темы, отвечали на вопросы других диалогов. Будто-бы шёл один большой диалог, разбитый на несколько включений, точно так же выстраивается связь между марафонами ДД. В этом эффекте проявилась ценность командной работы.
Образовательная программа не закончена и очередной восьмой марафон будет оставаться площадкой для практики фасилитаторов онлайн диалогов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий