пятница, 15 февраля 2019 г.

Шестой диалоговый марафон “После войны”. Отчет

Отчёт


По уже сложившейся традиции платформа Донбасский Диалог (ДД) в конце года, в ноябре, проводит свой очередной, на этот раз уже шестой диалоговый марафон. Чтобы понять логику его работы и сформулированных выводов надо вернуться на шаг и на полгода назад, к пятому марафону который проходил 18—23 июня 2018 г.

Пятый марафон платформы ДД обсуждал условия и возможности жить вместе “после всего, что с нами произошло”. Участники пятого марафона говорили о том, что связывает и разъединяет людей в конфликте, об “этической инфляции”, поразившей страну и людей, о возможностях Возвращения и его перспективе. Спикеры говорили о праве на возвращение, диалогеры говорили о том, что “возвращение” может быть потерей, а может приобретением.

В каждом диалоге пятого марафона стороны соглашались - того, что мы покинули в 2014 году уже не существует. Нет той Украины и нет того Донбасса.

Экспертная группа пятого марафона работала с нарративами Возвращений, анализировала украинское и международное правовое поле, исследовала успешный и безуспешный опыт Возвращений. В этих дискуссиях и проявилась необходимость разобраться в принципиальных для решения проблемы возвращения вопросах: “Мы возвращаемся в прошлое (что в реальности невозможно), или создаём будущее?”, “Если мы возвращаемся, то куда мы потом вместе пойдем?”.

Запрос на видение совместного будущего и предопределил тему шестого марафона “После войны”.

При подготовке шестого марафона в процессе краудсорсинга мы попытались найти человеческое измерение, чтобы, говоря о будущем, говорить не только о территориях, а, в первую очередь, о людях там живущих. У нас получилась богатая дискуссия о различиях и сходствах, о стереотипах и возможностях их преодоления.

Уже тогда начала прорисовываться базовая тема, которая в полный голос зазвучала на марафоне:
  • Вариантов будущего бесчисленное множество, но кто и как выбирает реальное будущее и на что опирается? 
  • Будут ли это повторы и типизации, кружение среди черно-белых стереотипов, или таки есть возможность вырваться из замкнутого круга конфликтного взаимодействия?
  • Зачем поддерживать статус-кво противостояния, когда известно, что чаще всего, это усугубляет ситуацию а не помогает построить диалог и найти решение?
Нет простых ответов. Есть объективно увеличивающийся разрыв между территориями по обе стороны линии разделения и настойчивое желание людей поддерживать связи и расширять диалог.

Нет простых ответов. Есть объективно увеличивающийся разрыв между территориями по обе стороны линии разделения и настойчивое желание людей поддерживать связи и расширять диалог.

В итоге марафон пришел к своему главному месседжу: “нам нужны “иные” (інши, другие). Те, для кого существуют различные модальности будущего, а не только правда и ложь. Важен разговор о реальности существующего противостояния и его преодолении, важны шаги навстречу друг к другу для поиска и обсуждения альтернатив.


Технические аспекты подготовки и проведения диалогового марафона

Как и на предыдущем марафоне для онлайн диалога использовался DD Talk (https://ddtalk.donbassdialog.org.ua) - децентрализованный сервис, который позволяет организовать защищенную видеовстречу между двумя или несколькими анонимными пользователями.

Сервис позволяет унифицировать процесс безопасного включения в сеть анонимных пользователей, предпочитающих для приватной связи использовать различные платформы для видео/аудио общения (Viber, WhatsApp, Skype, Telegram, Duo, Facebook Messenger, Google Hangout, Slack и т.п.). Сервис имеет возможность включения в сеть для диалога участников со слабыми техническими устройствами на низких интернет скоростях.

Для работы с сервисом DD Talk достаточно иметь ноутбук подключенный к интернету, на котором установлен популярный браузер Google Chrome, доступный для разных операционных систем; вебкамера и микрофон (или только микрофон).

Принцип работы сервиса

Компьютерные устройства участников диалога во время видеовстречи создают между собой так называемую пиринговую сеть (P2P или peer-to-peer - равный к равному). С помощью сигнального сервера устройства договариваются между собой об оптимальных маршрутах, по которым передаются аудио и видео данные от устройства к устройству. Сигнальный сервер не участвует в обмене данных. Устройства участников передают данные минуя сигнальный сервер непосредственно друг другу в зашифрованном виде. Проследить маршруты и взломать шифр, чтобы получить доступ к данным, весьма проблематично.

На сигнальном сервисе есть административная панель, с помощью которой можно наблюдать за активностью пиринговой сети. В ней видны только идентификаторы устройств, когда и в какую сеть они были включены и какая их роль в рамках сервиса. Если в сети появляются лишние устройства, с помощью панели можно удалить это устройство или виртуальную чат-комнату, в которой находятся участники диалога.

Проблемы, с которыми столкнулась инженерная группа

Платформа ДД развивается от марафона к марафону и решает всё новые и новые задачи. Она из них, подготовка фасилитаторов онлайн диалогов.

Методика обучения фасилитаторов онлайн диалога требует физического присутствия практикантов во время фасилитации онлайн диалога. Поэтому практиканты находились в том же помещении где находился действующий фасилитатор. Фасилитатор работал без гарнитуры, чтобы практиканты слышали всё то же, что и он. К тому же во время марафона некоторые участники (диалогеры) тоже общались без гарнитуры.

Система акустического эхоподавления не всегда срабатывала, из-за чего возникали звуковые искажения и качество речи участников диалога для внешних наблюдателей (экспертной группы) падало до неразличимости. Техническое решение проблемы (аудиоразветвитель для нескольких пользователей) будет использоваться на следующем марафоне.



Предварительная проработка тематики 6-го марафона

Начало краудсорсинга на ДД о будущем Донбасса совпало, а может и сопровождалось, громкими событиями, вплетающимися в канву конфликта. Всеукраинский крестный ход с явным политическим подтекстом и шумиха по этому поводу в сетях положили начало большой публичной дискуссии о делах церковных. Религиозные проблемы практически не звучали в контексте нашей дискуссии на ДД, но общий фон в течение всего её времени присутствовал. Точно так же не звучала, но проявлялась косвенно, тема смены первых лиц и выборы в ЛДНР, как и грядущие выборные кампании (транзит власти) на материке. Политический контекст с июля по ноябрь 2018 явно обострялся и, уже во время марафона, разразился керченский кризис с введением военного положения в ряде областей, в том числе Луганской и Донецкой.

Все это время на ДД шел поиск направлений анализа возможного будущего.

Ответы на какие вопросы мы искали на этапе предварительной дискуссии на платформе

В самом начале выбора темы дискуссия затормозилась на отрицании будущего Донбасса с человеческим измерением. Поскольку отсутствует ясная перспектива постконфликтного будущего то, может как раз поэтому, было больше разговоров о территориях, а не о людях. Решением проблемы оказалось принятое группой предложение продолжить разговор о предрассудках и предубеждениях, распространенных по обе стороны линии разделения.
В результате получилась богатая дискуссия о различиях и сходствах, о стереотипах и возможностях их преодоления. По сути разговор шёл о мультиидентичности и о том, что ей препятствует. Говорили о том, что сплоченность людей на более урбанизированных территориях не является их достоинством, а национал-патриотизм не является признаком невежества. То, что движет людьми и делает их такими - естественные причины. Оказался очень важным анализ убеждений и предубеждений, который позволяет увидеть причины человеческого поведения, а анализ этих причин позволил сформулировать предварительный список вопросов, которые после корректировки, выносились на агрегирование.
Была составлена шкала агрегирования, с помощью которой измерялась значимость и точность попадания формулировок вопросов для для диалогов на марафоне в тему “будущего”.

Финальная дискуссия

Поскольку дискуссия на платформе вышла на уровень обсуждения человеческого измерения или, иначе, человеческого контекста конфликта на Донбассе, то для формирования оценочной шкалы был сформирован предварительный список оригинальных высказываний участников дискуссии. Это был список неполных высказываний, не до конца сформулированных вопросов, недосказанностей. Задача состояла в том, чтобы определить, какие темы вызывают наибольший интерес и наибольшие затруднения у членов группы? За каким из этих высказываний проглядывает их личная перспектива? Открывает ли её (перспективу) пережитый опыт этого конфликта или что-то иное?

В итоге обсуждался следующий список:
  • “разлом в нашем понимании это Восток/Запад, хотя он совершенно в другом месте”;
  • “Можно ли с помощью раскола преодолеть раскол?”;
  • “Почему это нас должно волновать?”;
  • “Религиозный раскол опасен в принципе, поскольку задевает очень чувствительные стороны общественной жизни”;
  • “один из ответов на вопрос “Почему именно Донбасс?” состоит в том, что устойчивость этой агломерации связана с архаичной экономикой региона”;
  • “если принять за аксиому, что конфликт... должен быть развязан априори, то лучше Донбасса сложно представить себе почву”;
  • “превращения социального пространства в физическое происходит “посредством удаления или депортации некоторых людей…”;
  • “есть смысл говорить не о типичных особенностях вообще, а о типичном в “пространстве убеждений”;
  • “тут у нас появляется после депортации физическое пространство, населенное двумя миллионами тех, кого депортировать не удалось”;
  • “С чем мы выходим из конфликта?”;
  • “Что мы никогда не согласимся повторить?”;
  • “Что мы будем делать взамен, вместо того, от чего откажемся?”;
  • “Мой капитал сейчас, то, чем дорожу, это…”;
  • “И непонятно, будет ли толк от этих разговоров?”.
В результате обсуждения этого списка были сформированы четыре шкалы, по которым участникам на этапе агрегирования было предложено проранжировать вопросы для диалогов на марафоне:
  • “Это имеет значение для будущего”;
  • “Это позволяет влиять на будущее”;
  • “Это лишает нас будущего”;
  • “Это совсем не важно для будущего”.
На агрегирование был вынесен список вопросов, которые звучали во время обсуждения проблемы постконфликтного будущего в течение полугодовой дискуссии на ДД:
  • “Какой мы хотим видеть Украину, какая она должна быть?”
  • “Где идеал к которому мы хотим идти?”
  • “А есть ли у нас представления о государстве?”
  • “Что мы можем сделать объединившись?”
  • “Есть ли готовность другую сторону услышать, принять?”
  • “Насколько сообщества, и мы сами в том числе, готовы исправлять ситуацию?”
  • “На что мы можем влиять, на что хотим влиять?”
  • “Оно того стоило?”
  • “О каком будущем речь, о настоящем или реальном?”
  • “А денацификаторы - кто?”
  • “Кто этого хочет и кто к этому готов?”
  • “Какими качествами должны обладать люди, принимающие решения? Как оценивать результаты их деятельности?”
  • “Что нас может объединить?”
  • “Каковы основные видения, проблемы, темы и опасения каждого, независимо от того, с какой стороны находятся эти люди?”
  • “Какие сейчас существуют стереотипы у людей по одну и другую сторону линии разделения?”
  • “Как стереотипы влияют на отношение между людьми?”
  • “Как стереотипы влияют на нас самих?”
  • “Как выявить наиболее здравомыслящую часть населения?”
  • “Как нам бороться со стереотипами?”

Агрегирование

Девяносто четыре члена группы ДД (краудсорсеры) заполнили анкету, в которой каждый из вынесенных на агрегирование вопросов надо было оценить по одной из четырех предлагаемых шкал и проранжировать по степени соответствия выбранной шкале. Процедура позволяет набрать необходимое количество данных для того, чтобы получить достоверный уровень корреляций между вопросами по сумме оценок (весу вопроса), частоте выборов вопроса и частоте совпадений оценок соответствия выбранной шкале. Эти три интегральных показателя позволяют достаточно глубоко описать решение группы краудсорсеров для каждого из вопросов.

С точки зрения частотного и весового показателей итоговый выбор вопросов-победителей оказались совершенно однозначным:
  • по шкале “Это имеет значение для будущего” наивысшие показатели получил вопрос: “Какой мы хотим видеть Украину, какая она должна быть?”;
  • по шкале “Это позволяет влиять на будущее” наивысшие показатели получил вопрос: “Что мы можем сделать объединившись?”;
  • по шкале “Это лишает нас будущего” наивысшие показатели получил вопрос: “Оно того стоило?”;
  • по шкале “Это совсем не важно для будущего” наивысшие показатели получил вопрос: “О каком будущем речь, о настоящем или реальном?”.
Однако корреляционный анализ показал необычный для нашей практики результат - вопрос победитель третьей шкалы “Это лишает нас будущего” - “Оно того стоило?” имеет достоверные значения отрицательной корреляции по отношению ко всему континууму данных.

Что касается вопроса четвертой шкалы “Это совсем не важно для будущего” - “О каком будущем речь, о настоящем или реальном?”, то он полностью выпадает из контекста анализа и не связан ни положительными, ни отрицательным связями ни с одним из вопросов списка. Именно эти два вопроса по последним двум шкалам несли некую не очевидную дополнительную смысловую нагрузку, которая должна была проявиться во время диалогов и работы экспертной группы на марафоне.

Остальные семнадцать вопросов списка связаны друг с другом корреляциями с высоким уровнем достоверности. 

Кроме вопросов - лидеров по шкалам анализ позволяет определить вопросы - победители (с высоким уровнем частоты максимальных оценок по всем шкалам).Таких вопросов в итоге было три: “Что нас может объединить?” (основания), “Что можем сделать объединившись?” (влияние), “Есть ли готовность другую сторону услышать, принять?” (принятие). Вопрос о влиянии на будущее оказался самым рейтинговым (наибольшее количество выборов), вопрос поиска оснований для объединения самым значимым (наибольшее соответствие теме), а вопрос принятия другой позиции самым острым (наивысший вес и наибольшее количество совпадений максимальных оценок по разным шкалам).

Агрегирование позволило также сформулировать темы выступлений спикеров для каждого диалогового дня:
  1. “Социальный капитал как миростроительный ресурс”;
  2. “Как строится будущее после конфликта (Наилучшая и наихудшая альтернативы)”;
  3. “Уроки конфликта и их влияние на будущее”;
  4. “Будущее реальное и настоящее”.


Марафон


25—30 ноября 2018 года
Парк-отель“Шервуд”, Святогорск, Донецкая область, Украина.


Пространство и время события в их неразрывном единстве, в случае диалоговых марафонов ДД организовано таким образом, чтобы обеспечить необходимыми для плодотворной работы ресурсами экспертную группу. Задачей же экспертной группы является анализ текущего конфликта, проявление и фиксация смыслов и содержания сопровождающих его процессов.

Проще говоря, пространство должно быть безопасным и комфортным, времени должно хватить на все запланированные интервенции, а программа должна наиболее точно отражать результаты предварительного исследования и полученных в процессе краудсорсинга результатов.

На шесть дней парк-отель “Шервуд” становится “Домом” диалогового марафона, к которому ведет множество “Дорог”. И на каждом этапе его участникам приходится преодолевать “Порог” и входить в реальность конфликта, презентуемого диалогерами, фасилитаторами и спикерами, находящимися “по ту сторону” интерфейса. “Перекрёсток” мнений во время диалогов как в онлайне, так и во время дискуссий оффлайн позволяет сформулировать видение путей, которые ведут… к миру. Эти четыре хронотопа и динамическая фасилитация процесса марафона позволяют совершать базовые интервенции в миростороительный процесс разрешения конфликта.


Первый день

Рабочая встреча команды ДД, фасилитаторов, экспертов

Задачи: техническая подготовка площадки, тестирование интернет-соединений спикеров, диалогеров и фасилитаторов, настройка участников марафона на диалог.

Вступительная дискуссия

Огромное количество людей и организаций - местных, региональных, национальных и международных прикладывают усилия для разрешения конфликта на Донбассе. Ситуация на Донбассе непрерывно мониторится различными проектными командами. Результаты исследований публикуются, обсуждаются в сетях, используются для принятия решений государственными и международными инстанциями.

В эту активность практически не включена большая часть местного населения, которая является бенефициантом этих усилий. Жизнь в зоне конфликта отрезает сотни тысяч людей от процесса принятия решений, которые касаются их непосредственно. Тогда что работает, если не работают демократические процедуры?

Работает накапливающийся социальный капитал - тот опыт, который приобретают люди, проходя через осмысление того, что с ними произошло и происходит, на основании которого они действуют и принимают решения, часто определяющие их судьбу. Социальный капитал позволяет восстанавливать разрушенные системы отношений. Он формируется в совместной деятельности на базе общих интересов.

Анализ конфликта во время марафона, над которым с первого дня трудятся члены экспертной группы ДД, представляющие разные регионы Украины, в т.ч. и неподконтрольные территории, также является социальным капиталом его участников. Этот анализ начинается в первый день с обмена и обсуждения диалоговых и миротворческих новостей, с которыми приезжают его участники на марафон. Проявление и расширение влияния на конфликт диалоговых практик требует фиксации, как и любая интервенция. Первый день марафона был посвящен анализу пространства конфликта, в котором живут и действуют члены ДД.

Второй день

Социальный капитал как миростроительный ресурс

Спикер: Susan H. Allen, Ph.D. Associate Professor, Director, Center for Peacemaking Practice, George Mason University.
Тема выступления: Роль социального капитала для лучшего будущего после конфликта (опыт жизни в конфликте как миростроительный ресурс).



Ресурсом, который создает социальный капитал, является формирующееся доверие представителей сторон конфликта друг к другу. Необходимо время, чтобы оно появилось. Необходим опыт совместной деятельности, появляющийся при обсуждении и планировании акций, нацеленных на решение проблем населения граничащих территорий. Социальный капитал можно представить в виде сети, включающей людей с разных сторон, которые хорошо видят проблему и готовы к сотрудничеству. Важным является способность менять свои взгляды, отказываться от стереотипов, для того, чтобы повысить эффективность совместных акций. Создание миростроительных площадок, на которых люди с разных сторон вместе решают простые бытовые проблемы, позволяет выйти из “бункерной” позиции и помогает рождению культуры “отделения проблемы от человека”.

Было представлено несколько кейсов, иллюстрирующих процесс накопления социального капитала в конфликтах, приводящих к размежеванию сторон линией разделения.

Онлайн диалог 1: “Какой мы хотим видеть Украину, какая она должна быть?”

Шкала “Это имеет значение для будущего”.


В первом диалоге на этом марафоне участвовали диалогеры из Москвы и Одессы. Особенностью диалога было то, что диалогеры говорили на разных языках (русский и украинский), обсудив предварительно такую возможность. Они согласились, что это приемлемо и не будет мешать понимать друг друга.

Диалогер В: “Нам совершенно не нужно говорить на одном языке, и нам не нужны переводчики - мы можем понимать друг друга и без этого.”

Экспертная группа отметила, что в диалоге обсуждали принципы и правила жизни в обществе, различия во взглядах на Украину извне и со стороны, говорили о потребности влияния гражданского общества на будущее, в том числе и совместное Украины и России как отдельных независимых государств.

В разговоре о будущем у диалогера из Москвы звучала потребность в мире, где достаточно безопасно, в дружбе, о том, что есть необходимость в переменах и готовность быть их частью.

Диалогер из Одессы говорил о признании создавшейся ситуации, о важности честности. Звучала потребность в сохранении независимости страны и возможности выбирать свой путь.

Диалогеры попытались провести анализ сложившейся ситуации на основе собственного личного опыта.

Эксперты отметили разницу между диалогерами в восприятии роли государства:
“Вроде бы и говорят люди об одном, и даже одинаковыми словами, но суть у каждого за этим стоит совершенно разная. И как в таком случае договориться? Какой должна быть база для конструктивного диалога о будущем?”.

Сами диалогеры считают диалог успешным и состоявшимся:

Диалогер В: “На мой взгляд, как я думаю сейчас: нет будущего Украины (как и других стран) вне контекста - мы земляне, мы люди, мы человечество, и мы должны уже найти способы прекратить все античеловеческое на планете. А для этого нужно научиться выходить из любого “разделения”, “разобщения” и противопоставления. Даже там, где “болит”. …
Я думаю, что нам всем нужен сбор информации и анализ о нас самих, о наших взаимодействиях. И ДД этому способствует. У меня осталось впечатление, что мы с М продвинулись друг другу навстречу - и у нас получилось услышать друг друга. М говорил о важном, и надо к этому важному возвращаться снова и снова”.

Диалогер М: “Якщо висловитися безпосередньо тут, то можу лише повторитися: найбільше в цих діалогах подобається те, що вони, завдяки усім причетним до них, стали реальністю. А ще сподобалася організація, сподобалися мої візаві-діалогери. Хотілося б, аби робота ця ставала масштабнішою і виходила за межі онлайн-формату”.

Онлайн диалог 2: “Какой мы хотим видеть Украину, какая она должна быть?”

Шкала “Это имеет значение для будущего”


Во втором диалоге этого дня встретились земляки, жители Донецка, один из которых покинул Донбасс и ведет активную работу в области миростроительства на континентальной части Украины, а другой остался в Донецке, активно участвует в жизни города и не покидал его в течение всего времени конфликта вплоть до настоящего времени. Этот диалог оказался, кроме всего прочего, демонстрацией увеличивающейся дистанции между людьми одного поколения и схожего, на время начала конфликта в 2014 году, мировоззрения.

Диалогер С: “Работая с темой “Какой мы хотим видеть Украину, какая она должна быть?” пришлось значительно “попотеть”. Трудность состояла в том, что тема озвучена с позиции множества, а говорить могу только за себя. Иначе нарушение политической границы, которая не формат проекта, очень близка мне лично и это создавало трудность при диалоге.

Мне нравится возможность делиться своим пониманием и узнавать понимание другого человека. В итоге расширяется понимание о совместной жизни на конкретной общей территории. Диалог даёт такую возможность.
Смысловой объём самой темы выходил за рамки личного восприятия, личной истории. Приходилось говорить общими фразами и терминами, что в свою очередь создало ощущение недосказанности, недопонятости…
Как только осознаешь себя жителем не только улицы, района, города и так далее, сразу возникает желание и потребность продолжать диалог”
.

Диалогер О: “Перше слово, яке проситься, - “незвично”. В різних сенсах, бо сам звик організовувати з друзями, колегами діялоги, а тут раптом став “учасником”, також незвично було спілкуватися vis-a-vis, оскільки частіше за все організовував діялогові заходи в колі/групі.
В цілому позитивні враження, бо завдяки вам та вашим колегам я зміг поспілкуватися з людиною, яка має протилежні погляди й при цьому “втриматися” від “блеймінґу”. В той же час я помітив за собою певну особливість, на яку не звертав уваги: чомусь для мене таке спілкування уже не є таким цінним, яким було раніше, я відчув, що разом з моїм співбесідником ми ходили по колу, причому відомому мені через спілкування з моїми друзями, рідними, і це коло не виводило на спільне бачення, натомість давало відчуття, що ми належимо до різних світів/формацій, які не перетинаються.

Разом ми змогли лише зійтися на думці, що потрібно працювати з чиновниками, мені сподобалося, як мій співбесідник згадав про те, що спільними зусиллями громади вдалося зберегти порядок в їхньому мікрорайоні (громаді).
Технічно все було організовано добре. Я ловив себе також на думці, що мені не дуже комфортно, що за мною “підглядають” і нас “підслуховують” в залі, а я не бачу “цих” людей. Натомість хотілося більшої динаміки процесу спілкування”
.

Третий день

Будущее после конфликта

Спикер: Мириманова Наталья, Брюссель.

Наталия Мириманова – специалист и практик в области трансформации конфликта, директор консалтинговой компании Eurasia Peace Initiative (Евразийская мирная инициатива) в Брюсселе, старший советник евразийской программы International Alert, консультант ряда международных организаций.


Тема выступления: “Как строится будущее после конфликта (наилучшая и наихудшая альтернативы)”.

Наталия говорила о том, что нет точки отсчета между будущим и настоящим, так как невозможно определить, на каком этапе конфликта мы находимся. Нельзя обобщать все конфликты и на этом строить выводы, так как все они разные. Сложно узнать мнение большинства, но при этом 1-5% тех, кто думает по-другому может быть достаточно, чтобы положение улучшилось.

В затяжных конфликтах прошлое существует, оно активно участвует в настоящем.

Как определить – когда наступит окончание конфликта? Когда перестали стрелять? Когда ушли миротворцы? Это открытый вопрос.

Мир может наступить, когда соблюдены необходимые условия:
  • есть электорат мира;
  • есть лидер мира;
  • лидер прислушивается к электорату.

Но если хотя бы одно из этих условий не соблюдается, то мир не наступает. Задача миростроительного процесса состоит в том, чтобы помогать создавать эти условия.

Сейчас и в Украине, и на Донбассе нет образов привлекательного будущего. Есть усталость от войны, но нет желания ни договариваться, ни сдаваться. А значит, прочных оснований для мира, пока нет, их надо создавать.

Спикер подтолкнула экспертную группу марафона к разговору о роли прощения - потребности просить прощение и прощать, как о некоем индикаторе в переходном периоде к миру.

Онлайн-диалог 1: “Что мы можем сделать объединившись?”

Шкала “Это позволяет влиять на будущее”


Первый диалог третьего дня проходил между диалогерами из Донбасса, но, как и во втором диалоге предыдущего дня, один из них никуда не уезжал из Мариуполя, а вторая покинула Луганск и живет с семьей во Львовской области. Но есть разница - Мариуполь прифронтовой город, который, в отличие от Донецка, находится на контролируемой территории. И, возможно, именно это обстоятельство способствовало отсутствию политического контекста в их беседе. Участники этого диалога ведут активную общественную жизнь, однако, как оказалось, принадлежат к разным поколениям активистов. Но и для менее опытного, и для более умудренной проблема вовлечения в свою активность окружающих стоит одинаково остро.

Диалогер Д: “Запомнилась открытость собеседника. Диалог был полезным. Новое знакомство и разные взгляды могут дать какой-то результат. Все понравилось и есть желание продолжать диалог. Я рассказываю об этом опыте и есть люди, которым это интересно”.

Диалогер Т: “Интересно было услышать точку зрения молодежи. Диалог прошел живо, многое удалось проговорить. Запомнилось то, что молодежь не знает проблем людей других возрастов, социальных статусов и регионов.

Для меня пока остался открытым вопрос о том, что нас может объединить и что мы можем сделать вместе объединившись. Было бы интересно обсудить эти вопросы на диалоговых встречах оффлайн и выработать совместное видение.

Хотелось бы пообщаться с кем-то с той стороны. Я думаю,что не все вижу и понимаю, а такой диалог помог бы увидеть что-то новое и понять,что делать дальше для того, чтобы объединиться”
.

Онлайн-диалог 2: “Что мы можем сделать объединившись?”

Шкала “Это позволяет влиять на будущее”



Во втором диалоге работала пара диалогеров, отличающаяся и по гендерному, и по возрастному и по идеологическому признакам. Однако у них было много общего. Экспертная группа много и эмоционально обсуждала этот диалог. Причина - смена позиционирования диалогеров во время диалога. С этим мы столкнулись впервые и было много вопросов о том, как это можно расценивать с точки зрения диалоговой практики. Диалогеры продемонстрировали готовность активно участвовать в процессе и влиять на него. Но в каком процессе? Сошлись на том, что была попытка прощупывания общей понятийной базы, на которой была бы возможность поговорить о совместной деятельности, но защита личной позиции оказалась для обоих диалогеров важнее.

Диалогер А“Интересным было “оказаться” на связи с человеком “с той” стороны. Исходное чувство, что совсем не знаю людей Донбасса, только образ, сформированный существенно раньше … Мы поговорили, по большому счету ... “каждый о своем”. И это “о своем”, благодаря усилиям фасилитатора, прозвучало более менее гармонично.

Был приятно удивлен тем, что визави был(а) профессионалом в смежной области, и тем, что у людей та же задача - помогать людям, что проходят научные конференции, куда приезжает профессорский состав, … что жизнь продолжается. Более того, оба (диалогера) этнические русские, родители или близкие родственники на территории РФ.

Принял свидетельство, что всем уже все надоело, что мир нужен, но никто не знает за счет чего, … узнал, что “по ту сторону” нет понятия капелланство, т.е. опека над военными со стороны служителей церкви.
Пытался быть открытым … говорил о тотальном дефиците доверия, и что именно процессы диалога, направленного на конструирование доверия, могли бы стать отправной точкой”.


Диалогер И: “Диалог прошел в хорошей обстановке. Мне понравился партнёр по диалоговой площадке тем, что он, как и я – психолог, это послужило тому, что у нас были, во многом, общие взгляды на происходящие события в ЛДНР и в Украине, как мне показалось. Фасилитатору благодарность за непредвзятое отношение к участникам диалога и умение чувствовать, и направлять разговор в диалоговое русло. Благодарю устроителей площадки ДД за умение настроить участников на готовность слушать и воспринимать, и готовность высказывать своё мнение.

Пожелание к себе: научиться управлять этим инструментом (диалогом) в любой ситуации на любом уровне”

Четвертый день

Уроки конфликта и их влияние на будущее

Спикер: Стейнар Брин, Лиллехаммер, Норвегия.



Стейнар Брин получил степень магистра в Висконсинском университете (США), и доктора наук по американистике в Миннесотском университете. Он был студентом, преподавателем и ректором в Академии им. Нансена (Норвегия). В течении 15 лет он развивал центры этнического диалога на Балканах и в Лиллехаммере.

Стейнар Брин вместе с командой ДД запускал первый диалоговый марафон в 2015 году. В первых трех марафонах он выступал и в роли фасилитатора, и в роли спикера, и в роли наставника команды.

Тема выступления: “Уроки конфликта и их влияние на будущее”.

Свое выступление Стейнер начал с рекомендации определиться, какую Украину мы строим - украинскую или демократическую? Есть ли в стране понимание о том, какая разница между гражданским обществом и украинским обществом? В качестве иллюстрации он напомнил о Хорватии, где были притесняемые хорваты, когда они были в составе Сербии, и как сербы стали притесняемым меньшинством, когда Хорватия стала независимой.

И ещё одно важное замечание от Стейнера: никогда не может быть слишком рано говорить о мире, но может стать слишком поздно.

После войны нужно будет отстраивать доверие в стране. Чем дольше обе части страны будут развиваться отдельно, тем заметнее будут различия, тем больнее будет “сращивание”. Настоящее примирение - это не только терпение, но и обязательно проговаривание, диалог. Без этого полного выхода из конфликта не получится.

Онлайн-диалог: “Оно того стоило?”

Шкала “Это лишает нас будущего”
В четвертый и пятый день марафона состоялись по одному онлайн-диалогу. В первой половине дня были выступления спикеров и диалог, а во второй половине экспертные группы продолжали готовить свои презентации, над которыми начали работать еще на предыдущем марафоне - “Место и роль Возвращения в постконфликтной Украине”.


В диалоге этого дня участвовали диалогеры из Луганска и Киева, причем “киевский” диалогер, в общем-то тоже “донецкий” по духу. Тем не менее некоторое позиционное напряжение, особенно в начале диалога чувствовалось и в этом случае тактика фасилитатора на участие в диалоге в роли “третьего” участника показалось уместной. Но даже диалогеры в отчетах отметили, что если бы противостояние было более жестким, то такая тактика могла бы иметь негативные последствия. Более подробно мы разберем применяемые на этом марафоне тактики и подходы фасилитаторов на тренинге фасилитаторов.

Ответ на заявленную тему был от обеих сторон диалога - нет, оно того не стоило. Для собеседников были одинаково важны мир, Бог и справедливость. А ещё принадлежность к своей референтной группе в сообществе, т.е. косвенно - безопасность.

Диалог больше был о настоящем, о том, что в нем ценного, о будущем, в котором еще не ясно, будет ли возможность объединиться.

Диалогер Е: “В нашем “триалоге” мы, его участники, почувствовали главное - то, что нас объединяет. У нас общая боль и общее стремление. … Общего у нас больше, чем того, что разделяет. И если я, диалогер из Луганска, не говорила много о боли за погибших, то это не значит, что ее нет.

Временные рамки позволили наметить тему. Важным считаю напомнить, что у нас нет проблемы языка: есть театр украинской драмы, вступительные экзамены могут сдаваться, в том числе, на украинском языке, мы бережно относимся к истории университета, в которой есть много документов из довоенного времени. Хочется все это подчеркнуть. Диалогер с другой стороны говорил о боли и горечи, понимании ненужности принесенных жертв в виде погибших людей с обеих сторон.

Хочу, прежде всего, поблагодарить за предоставленную возможность участия в марафоне и возможность общения. Главным в состоявшемся диалоге считаю установившееся взаимопонимание между участниками и искреннее желание услышать и понять друг друга”.


Диалогер Н: “Странно , что эксперты не услышали, что мы говорили в том числе и о том, что, возможно, эти потрясения, которые переживает наша страна, нужны были обществу, чтобы избавить его от социальной инфантильности.

Да, мы сожалели о жертвах. Мы разошлись во мнении о том, что было возможно получить такой же результат всплеска общественной активности, но менее болезненным способом. Говорили не только о личных переживаниях, а скорее об общих тенденциях, пропущенных через себя, об опыте, приобретенном в общении с другими людьми. И о ветеранах АТО, об участниках Майдана, и об обманувшихся в своих ожиданиях, и о получивших новые возможности для самореализации, о том, что война вскрыла нравственные нарывы, которые десятилетиями кровоточили и болели. Говорили о том, что эти все проблемы необходимо проговорить и выплакать (эксперты к сожалению услышали только эту фразу и сочли, что это о личной драме). Из диалога мне стало очевидно, что грань, разделяющая стороны конфликта, гораздо глубже, чем казалась. И мне кажется, что разделение продолжает усугубляться, что все большее число людей определяются в полярности своих позиций. Но, с другой стороны, лозунг “Не забудем, не простим” потерял актуальность... .
У меня сложилось впечатление, что диалогер из Луганска стремилась особенно подчеркнуть, что они и есть Украина, стабильная, благополучная, благопристойная, а то что происходит на территориях, подконтрольных Киеву, какое то временное недоразумение, эпидемия. И эти люди жалеют, нас жалеют, народ Украины.

Из впечатлений: здорово, что будучи диалогером, я могу ознакомиться с материалами марафона и высказать свое видение.
Вовлечено много интересных людей, дискуссии порой зашкаливают.
ДД - растет профессионально (от технической стороны до контента), и это радует. Плохо, что не смогла увидеть и услышать спикеров.

Р.S. Мне кажется , что вопрос «Оно того стоило?» остался для нас всех не очень то и раскрытым”.


Пятый день

Будущее реальное и настоящее

Спикер: Пелин Александр, Ужгород.

Профессор кафедры социологии и социальной работы Ужгородского национального университета (2013 - 2015), Председатель Закарпатского отделения Социологической Ассоциации Украины.


Эта тема совершенно не была опознана краудсорсерами на этапе агрегирования. Редкий случай в нашей практике.

Выступление спикера было и информативным и для многих участников марафона явным откровением. Александр говорил о природе будущего, о роли, месте и возможности влияния не него со стороны каждого человека и общества в целом.

Сам факт, что максимальную поддержку на этапе агрегирования по шкале “Это не важно” набрал вопрос “О каком будущем идет речь, о настоящем или реальном?” может быть понят как неприятие различных вариантов возможного будущего.

Это серьезный вызов для миростроительного процесса.

Ответ спикера следующий: будущее формируется в настоящем как возможность, но что такое возможность, как не некая абстракция, субъективное представление о желаемом будущем? Что в будущем зависит от нас нынешних? Если будущее объективно, то мы там тоже объекты? Если мы живем “здесь и сейчас”, не заглядывая в будущее, то как мы можем на него повлиять?

Если мы не творим “здесь и сейчас” образа привлекательного будущего, то не обеспечиваем ли мы тем самым прорыв прошлого в будущее, в котором мы становимся объектом манипуляций кем-то из прошлого?

Контент-анализ драфта этого отчета, в подготовке которого участвовала экспертная группа шестого марафона, подтвердил это предположение. Прошлое, предшествующее времени подготовки и проведения этого марафона, в представлениях его участников оттесняет настоящее, прорывается в будущее и влияет на него непосредственно, стремится его обуздать.

Пафос выступления спикера сводился к необходимости помнить об альтернативах, о том, что для разрешения конфликта нужны “иные” взгляды, “иные” люди со своей субъективностью, потому что они создают “настоящее будущее”. Отказ рассматривать альтернативы может привести к эскалации конфликта в реальном будущем.

“Настоящее будущее” всегда дополнено будущим “иных” людей, а то, что мы получаем в качестве реального будущего не стоит делить на “правильное” и “неправильное”, как и людей на “своих” и “чужих”. Будущее всегда содержит альтернативы, оно всегда модально, оно является дополненной реальностью, поскольку оно формируется из множественности будущего множества людей.

Онлайн-диалог: “О каком будущем речь, о настоящем или реальном?”

Шкала - “Это не важно”

В этом диалоге участвовали два жителя Донецка. Один из них там проживает и сейчас, другой был депортирован де-факто властью ДНР, без права возвращения на неопределенный срок, и проживает на подконтрольной Украине территории. Фактически в этом диалоге речь шла о разных субъективных временах: они могут быть разными у разных людей, и это может являться одним из препятствий для объединения, а может, наоборот, открывать новые перспективы.


Диалогер К: “Если говорить о впечатлении, то в общем мне понравилось. Наверное, если бы мне еще раз предложили быть диалогером, я бы, наверное, согласилась. Но при этом мне бы хотелось подойти к вопросу более серьёзно, т.е. быть готовым по теме.

Не понравилось ... то, что техническая сторона, страдает, как я поняла, из-за максимальной защиты безопасности. Но все же хочется, что бы экспертам было комфортно следить за процессом и потом давать полноценное своё мнение”.


Диалогер Т: “Что запомнилось? Было всё хорошо организовано. Чего бы хотелось? Продолжения марафона.Что понравилось, а что нет? Понравилось всё. Есть ли желание продолжить? Да”.

Традиционно тот, кто больше активен в диалоге, тот более лаконичен в его оценке. Впечатлений мало потому, что диалог это, в первую очередь, слушание. Диалогеру Т мало что запомнилось. Не удивительно, он много и долго говорил.

Темы, которые звучали в этом диалоге:
  1. Тема виктимизации. Жертвой быть стыдно? Чтобы не быть жертвой лучше уйти. В искусство или эмиграцию, например.
  2. Ответственность. Она у тех, кто что-то думает и делает, и у тех, кто думает, но ничего не делает. Неделание - тоже ответственность.
  3. Времена могут быть разными у разных людей, т.е. будущее не всегда может объединять.

Шестой день

Анализ перспектив развития проекта ДД. Обсуждение темы седьмого марафона

Важной частью шестого марафона являлась работа четырех малых групп, созданных еще во время пятого марафона, задачей которых была проработка проблемы места Возвращения в будущем. Именно незавершенность этой работы подтолкнула экспертную группу и команду ДД к определению тематики шестого марафона, а проработка в его процессе темы “После войны” помогла группам завершить свою работу и сделать презентации результатов.



Эти презентации будут развернуто представлены в отчете пятого марафона, который потому и не опубликован до сих пор (на момент выхода настоящего отчета), что не завершена была работа этих групп. Здесь же важно отметить, что тема рисков совместного будущего, прозвучавшая в одной из презентаций, получила наибольшее развитие и в определении направлений работы ДД, и в уточнении методологии расширения платформы.

Тема седьмого марафона была определена в самом общем плане как “Роль гражданского сектора в урегулировании конфликта на Донбассе”. Именно в гражданском секторе, по мнению участников марафона, концентрируются те самые “иные/інші”, о которых говорил Александр Пелин и которых так не хватает для распределения модальностей в континууме “прошлое-настоящее-будущее”. Можно сказать, что “иные” владеют настоящим, но не делятся им.

На седьмом марафоне мы попытаемся разобраться где теряется настоящее в конфликте на Донбассе.

Фасилитация

Весь полугодовой цикл подготовки и проведения марафона требует сочетания различных техник и подходов, которые меняются в зависимости от целей и задач на каждом шаге.

Запускается процесс краудсорсинга с помощью динамической фасилитации (Dynamic Facilitation). На этот этапе нарабатывается проблематика и создается креативная среда. Поскольку процесс идет на онлайн-платформе, то большое значение имеет способность фасилитатора эффективно использовать письменную речь и техники диалога, используемы в онлайн-чатах.

Наработанный с помощью динамической фасилитации контент на этапе агрегирования структурируется методом брейнрайтинга, модифицированным для онлайн среды, и подвергается корреляционному анализу. Результаты агрегирования выносятся на диалоговый марафон в виде базовых тем, тем выступлений спикеров и вопросов для бесед диалогеров во время онлайн-диалогов.


Оффлайн-группа диалогового марафона фасилитируется с помощью технологии открытого пространства (Open Space Technology). Для каждого онлайн-диалога фасилитатор избирается диалогерами или назначается ведущим фасилитатором.

Отдельная тема - это развитие практики фасилитации онлайн-диалогов.На шестом марафоне участники программы тренинга фасилитаторов ДД получили возможность вживую участвовать в процессе фасилитации, правда, пока ещё, в роли наблюдателей. Двенадцать участников тренинга познакомились изнутри с кухней онлайн-фасилитации. Следующий этап - практическая фасилитация под наблюдением опытного фасилитатора ДД.


Комментариев нет:

Отправить комментарий